ЮНГОВСКАЯ КАРТА ДУШИ

ЮнгШвейцарский психиатр и психолог Карл Густав Юнг (1875-1961) был любимым учеником Фрейда, на тот момент самым передовым из психиатров. Отношения между ними были очень теплыми, и в своих письмах к Юнгу Фрейд называл его «сын мой». Несмотря на разницу в возрасте, нельзя считать, что Фрейд был только учителем Юнга, поскольку некоторые нюансы классического психоанализа были рекомендованы Фрейду именно Юнгом. Например, Юнг через свои свободные ассоциации выявил существование бессознательных комплексов, чем дал Фрейду колоссальную практическую базу для его теоретических изысканий. Впоследствии Юнг пошел дальше Фрейда, и его открытия уже не могли вмещаться в догматы психоанализа. Это одна из причин, по которой дружба Юнга и Фрейда была разорвана.

Юнг был принципиально не согласен с тем, как Фрейд толковал понятие «либидо» (придавая ему исключительно сексуальный характер) и считал, что за этим понятием стоят намного более глубокие силы. Юнг живо интересовался проблемами, связанными с парапсихологией, которые Фрейд называл мистикой, т.к. считал психологию точной наукой. Полученный в работе с пациентами опыт сделал невозможным для  Юнга  принятие материалистической, биологической позиции, для которой дух был просто полученным в результате процесса сублимации вторичным патологическим явлением. В своей работе «Психология Бессознательного» Юнг определил бессознательное совсем иначе, чем определял его Фрейд: для оно являлось «не просто мусорным ящиком» сознательного мышления, а напротив, автономной психической системой, которая, с одной стороны, функционально компенсирует ошибки сознательного мышления, а с другой, если это необходимо, принудительно их исправляет.

 В отличие от Фрейда, в структуре психики Юнг признавал существование кроме личного, еще и коллективного бессознательного. Схематически юнговская модель психики может быть представлена в виде трехслойной сферы (рис.1):

 Ung

Внешний круг сферы представляет собой сознательную часть психики – сознание. В его структуре Юнг выделяет два слоя: Персона («Я для других») и Ego («собственно Я»). Персона — поверхностный слой-маска в структуре сознания. Она включает социальные роли, посредством которых человек представляет себя другим людям и обществу. Персона — это наше публичное лицо. Здесь важное значение придается анализу различного рода символов покрытия себя (одежда), рода занятий (орудия труда) или социального статуса (автомобиль, дом, диплом). Все эти символы могут проявляться в сновидениях (например, человек со слабой Персоной может видеть себя во сне без одежды и даже без кожи). 

Основную роль в сознательной жизни человека играет не Персона, а более глубокие слои сознания — Ego. «Ego» по латыни означает «Я». Фрейд и Юнг под Ego понимали «осознающий разум», поскольку именно эта часть души является осознающей себя как существо, отличное от других. Ego возникает из бессознательного, но имеет только сознательное содержание, которое образуется из личного опыта каждого человека.

Внутренний из трех кругов сферы – это коллективное бессознательное, которому в структуре личности Юнгом отводится определяющая роль. Коллективное бессознательное имеет врожденный характер: оно образуется из следов памяти, оставленных прошлым всего человечества и проявляется у отдельных людей в виде архетипов.

Архетипами и архетипическими мотивами пронизаны религия, сказки, сновидения, мифы, предания, фантазии, произведения искусства, бред душевнобольных людей. Дословное определение понятия «архетип» звучит так: «Динамическая единица коллективного бессознательного, сильно заряженная психической энергией».

Архетипы – общее для всех людей направление идей, обобщенный опыт человечества, силы, автономно действующие в глубинах человеческой психики. Это не воспоминания или образы, а предрасполагающие факторы, под влиянием которых люди реализуют в своем поведении некие универсальные стереотипы восприятия, мышления и поведения. Мозг унаследован нами от предков и является органическим результатом психических и нервных функций всех наших предшественников. В нем имеются следы, отпечатки основных путей, по которым издавна образовывались чувства и мысли всего человечества. При рождении нет никаких врожденных представлений, но мозг ребенка имеет генетически закрепленную возможность определенным образом функционировать и развиваться. Юнгианская гипотеза «коллективного бессознательного» утверждает, что люди рождаются с унаследованными, а не приобретёнными поведенческими моделями.

Первичные образы (архетипы матери, отца, героя, ребенка и т.п.), трансформируясь в мотивы, заставляют человека вести себя в определенных ситуациях так, как свойственно представителям всех культур. Архетипы имеют тенденцию группироваться вокруг основных или универсальных событий жизни, таких как рождение, брак, материнство, смерть. Они остаются скрытыми, пока не узнаны и не осознаны, и несут сильный заряд энергии, которому трудно сопротивляться. Они пробуждают чувства, затемняют реалии и овладевают волей. Количество архетипов в коллективном бессознательном практически неограниченно.

Промежуточное положение между сознанием и коллективным бессознательным занимает личное (индивидуальное) бессознательное — то, что Фрейд называл просто бессознательным и то, что личность приобретает на протяжении жизни: все забытое, подавленное, обдуманное, прочувствованное, а также комплексы. Личное бессознательное соткано из комплексов, каждый из которых связан с конкретным архетипом. Архетип по отношению к коллективному бессознательному – то же самое, что и комплекс по отношению к личному бессознательному. Так как материал коллективного бессознательного никогда не существовал в сознательном, то он не вытеснялся. Комплексы – это персонификация архетипов, а также способ, посредством которого архетип манифестирует себя в психике индивидуума. Архетип – это прежде всего некая абстрактная категория, не имеющая отношения к конкретному человеку, но возникающий вокруг него комплекс для каждого конкретного человека всегда уникален.

 Image

 Поскольку Юнг был врачом, наибольший интерес для него представляли архетипы, лежащие в основе процесса внутреннего исцеления и роста – он назвал этот процесс индивидуацией. Из всех архетипов Юнг выделял три основных – Тень, Анима/Анимус, Самость, – т.к. считал, что они последовательно соответствуют ступеням индивидуации.

Тень — это то, что человек считает низким и аморальным в себе, в своей личности. Как Ego является центром сознания, так Тень является центром индивидуального бессознательного. В отличие от Фрейда, Юнг понимает Тень не как разрозненный вытесненный в бессознательное материал сознания, а как своеобразное целое — «негативное Я»: «Тень воплощает все, что субъект отказывается признавать о самом себе, и кроме того, всегда навязывает себя субъекту прямым или косвенным путем – к примеру, низменные черты характера и другие несовместимые тенденции» (Юнг К.Г. Архетип и коллективное бессознательное). Тень часто переживается в снах как темная, примитивная, враждебная, отталкивающая фигура, которая всегда совпадает с половой принадлежностью человека, которому принадлежит этот сон. Юнг предупреждает, что свою Тень опасно не признавать. Она, являясь составной частью личности, подчеркивает присущую человеку амбивалентность: робкий в своем бессознательном храбр, храбрый—робок, добрый—зол, а злой—добр. Тень является центром индивидуального бессознательного, но своими корнями уходит в коллективное бессознательное и поэтому может дать ценный материал для Ego. Тень «выражает также ряд хороших качеств, таких как нормальные инстинкты, соответствующие реакции, основанные на реальности инсайты, творческие импульсы». По Юнгу, человек обходится с Тенью четырьмя способами:

 * отрицание;

* проекция;

* интеграция;

* трансформация.

Анима (у мужчин) / Анимус (у женщин) — это вытесненные из сознания представления о себе как о мужчине или женщине, воплощение женского начала в мужском бессознательном и мужского начала в женском бессознательном. Анима — женское начало в мужчине, Анимус — мужское начало в женщине. Эта психологическая бисексуальность есть отражение того биологического факта, что преобладающее количество мужских (или женских) генов является решающим фактором в определении пола. Анима и Анимус – это собирательные и бессознательные образы (архетипы) женщины или мужчины как таковых. Они проявляются в сновидениях, фантазиях и оказывают сильное влияние на выбор супругов, фактически являясь регуляторами поведения. Т.к. этот образ бессознателен, он всегда (бессознательно же) проецируется на предмет любви и является одной из главных причин для страстного увлечения или отвращения. Анима – архетипический образ вечного феминного в (индивидуальном) бессознательном мужчины; Анимус – архетипический образ вечного маскулинного в (индивидуальном) бессознательном женщины. Они формируют связь между Эго-сознанием и коллективным бессознательным и открывают путь к Самости.

Центральным архетипом индивидуального бессознательного является Самость, внутренний руководящий фактор целостной личности, некая Идеальная личность, «…архетип Божества в человеческой психе» (Г.Адлер). Это и цель становления личности, и в то же время — сила, которая влечет человека к достижению этой цели. 

Юнг считал, что сознание и бессознательное не противостоят, а дополняют друг друга. Их динамическое равновесие, примирение полярностей и есть целостная личность, объединенная Самостью, развитие которой является главной целью человека. Однако большинству людей их Самость незнакома, в их структуре личности она не развита, и центром своей личности они считают Эго. Архетип Самости не реализуется до тех пор, пока не наступит гармонизация всех аспектов души, а к этому можно прийти не ранее среднего возраста. Однако развитие Самости не означает растворение Эго. Оно продолжает оставаться центром сознания, но уже понимается в связке с Самостью, объединяющей сознательные и бессознательные психические процессы. Процесс установления связей между Эго и Самостью — процесс развития человека, его индивидуации – делает из человеческого существа уникальную и цельную личность.  

В то время, как Фрейд рассматривал человеческую жизнь как неустойчивый баланс между «Сциллой позволения и Харибдой запрета», Юнг считал ее прогрессией, развитием с достижением определенной цели. Этот процесс, с его постоянно смещающимся балансом от Эго к Самости как центру личности, дает возможность последней действовать как «объединяющий символ», в котором находят примирение все конфликты.

Юнг доказал, что бессознательное является не просто приложением к сознающему разуму, местом, куда загоняются забытые воспоминания и неприятные ощущения. Он создал столь значительную модель бессознательного, что западный мир до сих пор не постиг всего ее смысла. Он доказал что бессознательное – это творящий источник всего, что превращается в осознающий ум и личность каждого индивида. Именно из сырого материала бессознательного рождается осознающий разум, который потом взрослеет и расширяется настолько, что включает в себя все качества, которые мы потенциально несем в себе. Именно из сокровищницы бессознательного мы черпаем силы и свойства, о которых даже не подозреваем; именно в нем заключен неисчерпаемый источник обновления, роста, силы и мудрости.

Однако из всего сказанного не следует делать вывод, что  основной интерес Юнга лежал в сфере коллективного бессознательного. Он действительно первым обнаружил и исследовал коллективное бессознательное и обозначил его истинное значение и смысл. Но его влекла и управляла всеми его поисками гораздо более глубокая тайна – тайна взаимоотношения сознания с великим бессознательным. Именно он первым установил существование парадокса: бессознательное и сознание находятся в состоянии глубокой внутренней зависимости друг от друга, и благополучие одного невозможно без благополучия другого. Сознание – лишь небольшая часть души, бессознательное – огромный океан в психике, благодаря которому наши возможности безграничны. И если связь между этими двумя великими состояниями бытия нарушается, человек заболевает и теряет смысл. Стать сознательным – значит интегрировать содержимое бессознательного. «Сознательная ассимиляция бессознательного содержимого» означает, таким образом, «взаимопроникновение сознательного и бессознательного содержимого, а не – как многие думают – однобокую оценку, то есть интерпретацию и деформацию бессознательного содержимого сознательным мышлением» (Jung, Modern Man in Search of a Soul). Ведь только приблизившись к нашему бессознательному мы получаем шанс стать по-настоящему полноценными, мыслящими, цельными индивидами. Юнг доказал, что жить более насыщенной, полноценной жизнью возможно только в том случае, если приблизиться к бессознательному, понять его символический язык, вступить с ним в партнерские отношения вместо того, чтобы воевать с ним или сдаваться на его милость. Однако большинство людей приближаются к бессознательному и узнают о его существовании не по своей воле: когда чувствуют неразрешимое противоречие, которое не в силах разрешить, когда попадают в плен иррациональных, разрушительных эмоций, когда их поражает невроз, потому что сознание приходит в противоречие с инстинктом.

Для того, чтобы установить связь с сознанием, бессознательное изобрело специальный язык – язык символов и использует его в снах и воображении.

В своей работе «О сущности сновидений» К.Г.Юнг писал: «сновидение есть … нормальное проявление бессознательной психики, и оно поставляет опытный материал для изучения бессознательного. … Сновидение фактически занимается здоровьем и болезнью, а поскольку оно черпает все это — вследствие своего бессознательного происхождения — из подпороговьгх восприятий, то оно может иногда продуцировать весьма ценные для познания вещи. Часто оно служило мне подмогой в тех случаях, когда было трудно поставить дифференцированный диагноз при органических и психогенных симптомах. Некоторые сновидения необыкновенно значимы и для прогноза. И все же в этой области отсутствуют необходимые наработки, такие, как тщательно собранная коллекция реальных случаев из практики и многое тому подобное. Но это задача будущего; психологически обученные врачи должны систематически протоколировать сновидения, тогда мы имели бы возможность получить такой материал, который можно было бы соотнести со вспышкой острого и опасного для жизни заболевания (наступившего позднее) или даже с летальным исходом, т.е. с событиями, которые на момент составления протоколов нельзя было предвидеть. Исследования сновидений в целом — работа на всю жизнь».

«Не все сновидения имеют одну и ту же важность: бывают «незначительные» и «значительные» сновидения. Первые — суть еженощные фрагменты фантазии, которые имеют свой исток в субъективной и личностной сфере и которые исчерпываются повседневностью. Поэтому такие сновидения столь же легко и забываются, поскольку их действенность не распространяется дальше колебаний душевного равновесия. Многозначительные сновидения часто хранятся в памяти на протяжении долгого периода жизни, нередко они образуют самую сердцевину нашей сокровищницы душевных переживаний. Я исследовал много таких сновидений и нашел в них часто встречающуюся особенность, которая выделяет их из прочих сновидений. В них имеет место именно символическое образование, с которым мы сталкиваемся и в истории человеческого духа. Эта особенность выдает сновидения процесса индивидуации. В таких сновидениях содержатся мифологические мотивы, соответственно мифологемы, которые я обозначил как архетипы. Их частое появление в индивидуальных случаях доказывает, что человеческая душа лишь в малой доле является уникальной, субъективной, во всем прочем она коллективна и объективна. Именно поэтому мы говорим, с одной стороны, о личном, а с другой — о коллективном бессознательном; последнее представляет собой более глубокий слой по сравнению с личным, приближенным к сознанию бессознательным. «Многозначительные» сновидения проистекают из этого более глубокого слоя. Истоки работы со снами находятся в разработанной Юнгом методике анализа сновидений.

Один из главных принципов Юнга – его телеологическая концепция, которая утверждает, что каждое событие стремится к значимой цели («телеос» – цель). Телеологический подход – это объяснение настоящего с точки зрения будущего, в отличие от казуального, согласно которому события настоящего – это следствия прошлых событий. Юнг утверждал, что психология нуждается в обеих точках зрения, чтобы понять личность в целом. Оба взгляда, сочетаясь, дадут полную картину личности. Настоящее определяется не только прошлым (каузальность), но и будущим (телеология). Причинный подход фаталистичен; телеологический  выражает надежду, что человек не будет закабален собственным прошлым. Телеологическая концепция Юнга роднит его аналитическую психологию с подходом А.Минделла, она легла в основу созданной им процессуально-ориентированной психологии. 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


2 × = четыре

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>